Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 15.11.2018, 00:58
Главная страница | Сказки Derek - Форум | Регистрация | Вход
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Общий форум » Фан - арт » Сказки Derek (Фанфики)
Сказки Derek
DerekДата: Пятница, 20.07.2007, 15:50 | Сообщение # 1
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Сказка номер раз...

Название: ПТИЦА И РЫБА.
Автор: Derek
Пайринг: Джейт, конечно!
Рейтинг: PG - 13
Правовая оговорка: Джек и Кейт принадлежат создателям сериала Лост. Никаких преднамеренных нарушений, никакой материальной выгоды. Ничего не получаю, кроме глубокого морального удовлетворения. ))
* * *
Кейт проснулась. Солнце стояло уже высоко. Над головой шелестели листья и беззаботно и радостно пели какие-то мелкие птахи. Но еще радостнее пело её сердце под самую лучшую на свете музыку – дыхание и биение сердца любимого мужчины, который наконец-то принадлежал ей.
Джек ещё спал. Солнечные зайчики прыгали по его лицу, заставляя его забавно хмуриться во сне. Кейт поборола совершенно детское желание подуть ему в ухо, потёрлась щекой о его плечо и сладко потянулась.
Рука Джека, ночевавшая на её спине, едва заметно напряглась, обозначая нежелание её отпускать.
-Спи, Джек, - шепнула Кейт. – Не бойся, я не уйду.

Его не было больше месяца. Многие на пляже жалели, что его нет и часто о нем вспоминали, но когда Кейт или Саид поднимали вопрос о спасательной экспедиции, у всех на лицах появлялось одно и то же выражение: все боялись лезть в логово врага за человеком, которого, скорее всего, уже нет в живых.
И вот, однажды он просто пришёл. Многие спорили потом, кто первым увидел Джека, идущего вдоль полосы прибоя так буднично, словно он никуда надолго не исчезал. Все сбежались к нему навстречу, кто-то обнимал его, кто-то хлопал по плечу, все радостно шумели, смеялись… Только Кейт никак не могла заставить себя подойти к Джеку. Она видела, как он похудел и осунулся, как устало он улыбается, как взгляд его постоянно ускользает куда-то в сторону.
А потом Чарли, смеющийся и распевающий что-то бессмысленно-счастливое, схватил её за руку и буквально подтащил к Джеку.
Кейт не ждала, что он бросится обнимать её после всего, что произошло: после того, как она просила его сдаться и сделать то, что хотели от него Другие, после того, как они с Сойером ушли, оставив его одного и не попытались вернуться за ним. Кейт знала, что заслужила холодную встречу, но…
Его взгляд скользнул по её фигуре, на секунду задержался на лице, а потом Джек равнодушно сказал: «Рад, что ты в порядке» и отвернулся. Не было ни обиды, ни злости. Был взгляд тяжело больного человека, которого происходящее вокруг мельтешение совсем не интересует.
Прошёл ещё месяц, в течение которого они так ни разу и не поговорили. Джек поселился на отшибе в палатке, которая раньше принадлежала Ане-Лусии. Он по-прежнему помогал всем, кто в этом нуждался: промывал раны и ссадины, накладывал швы и менял повязки, носил дрова и воду. Он не перестал разговаривать с людьми и улыбаться, но всё равно создавалось ощущение, что теперь на нём лежала какая-то тёмная печать, отметина. Никто не спрашивал Джека, что с ним сделали Другие, а он, по своему обыкновению, не спешил ни с кем делиться и упорно избегал встреч с Кейт. Если Джек видел, что она движется в его направлении, у него тотчас же находилось неотложное дело в противоположной части посёлка. Если предотвратить столкновение лицом к лицу не удавалось, Джек коротко кивал ей, говорил: «Привет!» и проходил мимо.
Это было бы смешно, если бы не было так грустно – на одном краю их общины жил Сойер, с которым с недавних пор у неё тоже не слишком хорошо получалось общаться, на другом – Джек, который вообще не хотел её видеть.
Однажды Кейт и Сун возились в огородике с лекарственными травами, и её подруга, которая, повинуясь своей восточной натуре, всегда знала больше, чем говорила вслух, тихо сказала:
- Поговори с ним. Ему очень плохо.
- Кому? – спросила Кейт, прекрасно зная ответ. Сун помогала Джеку, Сун разговаривала с Джеком, палатка Сун и её мужа была недалеко от палатки Джека.
-Ты знаешь.
Кейт несколько минут молчала, старательно делая вид, что маленький колючий кустик, почву вокруг которого она рыхлила, занимает её гораздо больше, чем Джек и его проблемы.
-По-моему, он в порядке, - наконец сказала она, понимая, что Сун ей не обмануть, но без ответной реплики разговор не продолжится.
- Он кричит во сне. Каждую ночь.
Кейт дёрнула плечом.
- Почему Я? В последнее время ты общаешься с Джеком гораздо больше. Может, ТЫ поговоришь с ним?
Тёмные глаза Сун с мягким укором смотрели на неё.
-Я бы так и сделала, если бы он выкрикивал моё имя…

Добавлено (20.07.2007, 15:50)
---------------------------------------------
Кейт нашла Джека в полумиле от лагеря. Он с ожесточённым упорством бил топором по толстому стволу дерева.
- Приятно смотреть на тонкую работу нейрохирурга, - её внезапно охрипший голос свёл на нет беззаботность фразы.
Джек вздрогнул, но обернулся не сразу.
- Судя по тому, что ты пытаешься тонко пошутить, срочная медицинская помощь никому не требуется… По прежнему любишь гулять сама по себе?
- Джек… Ты на меня сердишься, я понимаю, но…
- Сержусь? На тебя? - Джек выглядел удивлённым. – Нет, что ты! Я только на себя сержусь. Всё делаю не так и не вовремя. Не возражаешь, если я продолжу? Иначе я опять опоздаю. С поставкой дров.
- Подожди, Джек… ты можешь меня выслушать?
- Могу, Кейт, но давай не сегодня. Меня ждут дрова. Тебя, наверное, ждёт Сойер.
Джек отвернулся, но прежде чем он успел снова поднять топор, Кейт схватила его за запястье.
- Джек, пожалуйста!
Он разжал пальцы, и топор упал, воткнувшись в землю между ними. Ещё один барьер.
- Хорошо. Говори, только быстро.
Его голос звучал с таким ужасающим спокойствием, что Кейт захотелось его ударить, только чтобы вывести из этого состояния. Лицо Джека было холодным и застывшим, будто она смотрела на мертвеца.
-Ты… всегда требовал от меня правды. Я расскажу тебе всё, что ты хочешь знать обо мне. Только и ты скажи мне сейчас правду. Что с тобой происходит? Что ты чувствуешь ко мне?
Этот прямой вопрос подействовал на Джека не хуже удара: он отпрянул, глаза его потемнели, взгляд беспокойно забегал, а рука взлетела вверх, прижавшись ко лбу. Так бывало, когда он пытался обуздать свои чувства, так он вел себя ТАМ, у Других, когда она пришла просить его спасти Сойера. Кейт испугалась, что сейчас он просто уйдёт, благо, здесь его не держали стены, она предпочла бы, чтобы он закричал, как тогда, разозлился, но чтобы вопрос, звучавший не впервые, но впервые заданный так прямо, не остался без ответа.
- Это уже не имеет значения, - выдохнул он.
Прошло два месяца с тех пор, как он смотрел на неё из-за стекла с такой радостью, с такой нежностью… Что изменилось в нём?
- Имеет. Я хочу знать. Мне нужно знать.
В смятении он ходил туда-сюда как маятник, не позволяя себе взглянуть на неё. Кейт видела, как нервно он сжимает и разжимает кулаки в последней попытке вновь обрести самообладание.
- Сойер любит тебя. Ты любишь Сойера. Ты и Сойер вместе. В этом простом уравнении нет места для моих чувств.
Казалось, эти слова вырвались помимо его воли. Он отвернулся и прислонился к дереву, не в силах сдержать дрожь. Кейт похолодела: вот оно! Как много он знает? Откуда он знает?
- Почему ты думаешь, что мы с Сойером вместе? – спросила она.
Страшная в своей горечи улыбка появилась у него на лице.
- Потому что я видел вас с Сойером ТАМ.
Воздух вокруг Кейт внезапно сгустился и стал горячим. Он знал всё. Он ничего не знал. Самое страшное – то, что он видел, могло напрочь лишить Джека способности слышать её. Но Кейт знала, что другого шанса у неё не будет, и терять ей было уже нечего.
- Джек, ты… я не знаю, как объяснить… Я очень мало встречала таких людей в своей жизни – настолько честных, самоотверженных, с такой силой воли…
- Эту часть можно опустить, я знаю, что сейчас последует одно большое НО. Это мы уже проходили, - устало сказал Джек, изучая землю под ногами.
- Ты один из немногих, кто знает, что я не та, кем кажусь, но временами смотрел на меня так, словно это не имеет для тебя значения. И… тогда я сама начинала верить, что всё в моей жизни может измениться, что я смогу перестать лгать, убегать и прятаться… Но ещё я видела, что тебе это нелегко даётся… Это всё не для тебя…
Кейт чувствовала, что говорит сбивчиво, говорит не то и не так, но всех её сил хватало лишь на то, чтобы не расплакаться. Если бы это произошло, она не смогла бы сказать Джеку всё, что хотела. К её удивлению, он не пытался больше её перебить, замер. Она слышала, как тяжело он дышит, но не видела его лица, просто не могла на него посмотреть.
- Джек…Я и мечтать не смела о том, что когда-нибудь буду с кем-то похожим на тебя. Моя мама, когда видела двух непохожих людей вместе, всегда говорила: «Рыба и птица могут полюбить друг друга. Но где им вить гнездо?» - голос Кейт предательски задрожал, - Ты то пытался приблизиться, то отходил в сторону… Наверняка потому, что тоже думал об этом. Мне казалось, что у нас может что-то получиться, но, как всё хорошее в моей жизни, это продлиться недолго и закончится катастрофой… Это было бы несправедливо и больно. И я решила – пусть птица летает в небе, а рыба плавает в море… Сойер… Он той же породы, что и я, мне не нужно ничего ему доказывать. С ним мне всегда было бы проще и легче. А потом мы попали к Ним…

Добавлено (20.07.2007, 15:50)
---------------------------------------------
Сквозь слёзы, застилающие ей глаза, Кейт видела фигуру Джека, как тёмный размытый силуэт, он словно уменьшился в росте, плечи его поникли, как будто тяжесть произносимых ею слов пригибала его к земле.
- Они сказали мне, что от того, как я себя поведу, будет зависеть, останетесь ли вы оба в живых. А потом Джулиет отвела меня к тебе. Я поняла, что ты им нужен, именно ты был главной целью этого захвата, нас с Сойером забрали только для того, чтобы давить на тебя. Но ты был достаточно силён, чтобы противостоять им, и смерть тебе пока не угрожала. А Сойер был для них расходным материалом… Он чувствовал себя бесполезным и беспомощным. Они смогли убедить его, что выхода для нас нет, что мы все умрём! Ты врач, Джек, ты знаешь, что это такое – видеть, как человек умирает на твоих глазах… Я видела, как ты это делаешь – ты бросаешься спасать, не думая о цене. Которую за это заплатишь, не думая о себе… А я могла помочь Сойеру только ТАК…
- Господи, как я теперь жалею, что не убил никого из Них, - вырвалось у Джека. Его голос звучал глухо, он боролся с охватившими его гневом и болью. Хорошо. Пусть так. Что угодно будет лучше, чем тот мёртвый взгляд. Почти такой же, как у Сойера тогда…
- И… я сделала это. Я знала, он любит меня, и я должна была вернуть ему надежду. И потом, я ведь уже решила быть с ним… Но всё оказалось сложнее – я ни на секунду не могла перестать думать о тебе. Даже тогда… ТАМ…
Она вдруг услышала сдавленный всхлип. Джек отвернулся и закрыл глаза ладонью. Больше всего на свете Кейт хотелось в этот момент прикоснуться к нему, и больше всего она боялась, что Джек оттолкнёт её. Возможно, ей следовало позволить ему выплакаться в одиночестве, слезами смыть с себя ужас тех дней, как когда-то поступил с ней он, но Кейт чувствовала, что просто не может уйти, не сказав Джеку всего. Этот разговор должен был лил воскресить её детские мечты и надежды или похоронить их навсегда.
- Я опять поступила ужасно, - тихо сказала она, глядя на его вздрагивающие плечи, - Я снова лгала. Ты спас нас с Сойером, вывел из-под удара, и мы бросили тебя одного, вернулись сюда. Я сходила с ума, представляя, что Другие могли сделать с тобой, но делала вид, что наслаждаюсь свободой и любовью Сойера. Так продолжалось четыре дня. А потом он сказал, чтобы я уходила, потому что хотя он и готов сделать всё, чтобы я была счастлива, стать тобой он не сможет. Я не знаю, что его заставило так думать. Наверное, я что-то сказала во сне. Но это неважно…
Ком стоял у неё в горле, по щекам катились слёзы.
- Джек, я хочу, чтобы ты знал: не было бы человека счастливее меня, если бы всё можно было сделать по-другому, если бы я была птицей, как ты, если бы я могла просто любить тебя, не оглядываясь на своё прошлое… Я не знаю, что будет с нами, но знаю, что жалела бы всю жизнь, если бы не сказала тебе об этом.
Вот и всё. Всё было сказано. Пять секунд ожидания были самыми страшными в её жизни. А потом Джек обернулся и шагнул ей навстречу. Его поцелуй был и отпущением грехов, и просьбой о прощении, и признанием в любви, поцелуй с привкусом слёз – самый сладкий в её жизни. Наступившая тишина вытолкнула их из времени.
- Жалел бы всю жизнь, если бы не сделал этого, - шепнул он, когда мир, наконец, обрёл знакомые очертания. – Я люблю тебя.

Кейт поняла, что дыхание Джека едва уловимо изменилось. Она приподнялась на локте, чтобы снова увидеть его безмятежно спящим, улыбнулась и провела пальцем по его нижней губе. Джек не улыбнулся, но его ресницы дрогнули.
- Обманщик, - ласково сказала Кейт, - Ты не спишь уже минут десять. Наверняка обдумываешь какой-нибудь невероятно важный план. Сколько хочешь за свои мысли?
- Поделюсь бесплатно, только спроси, - засмеялся он и повернулся на бок, обеими руками прижимая её к себе, - Думал о том, что птицы бывают водоплавающими, а рыбы – летучими… А гнездо может быть там, где ты захочешь.
The end.



Just have a little patience...
 
sartyДата: Суббота, 21.07.2007, 14:36 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 180
Репутация: 7
Статус: Offline
Derek, КЛАС!Вот бы сценарий был таким!Требую добавки,у тебя отлично получается!
 
DerekДата: Суббота, 21.07.2007, 18:19 | Сообщение # 3
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
ОК!
Сказка №2

Название: Считай до пяти!
Автор: Derek
Пайринг: Джейт, конечно!
Рейтинг: NC-17 (мягкий вариант)
Резюме: история, не претендующая на сюжетность, могла произойти и в 1, и во 2 сезоне… когда хотите! Просто немножко джекса!)))
Предупреждение: лицам, не достигшим понимания, что Кейт и Джек должны сделать это, лучше воздержаться от чтения!
Правовая оговорка: Джек и Кейт принадлежат создателям сериала Лост. Никаких преднамеренных нарушений, никакой материальной выгоды. Ничего не получаю, кроме глубокого морального удовлетворения. ))

_________________________

Сегодня был один из тех вечеров, когда Джеку хотелось побыть в одиночестве. Он прошёл вдоль по берегу океана где-то с полмили, и когда убедился, что до этого места не доносятся голоса из пляжного посёлка, сбросил рюкзак и устало опустился на песок.
Солнце клонилось к закату, обещая красочное вечернее шоу над океаном, что очень располагало к раздумьям и воспоминаниям, равно как и отсутствие компании. Однако вскоре Джек понял, что насчёт отсутствия компании он ошибается, и запоздало вспомнил, что именно этот пляж был любимым у поклонников морских ванн - здесь было ровное песчаное дно. И сейчас у полосы прибоя лежала чья-то одежда. Судя по размеру и нежно-сиреневому цвету рубашки – женская.
Вставать и уходить ещё дальше Джеку не хотелось, и он понадеялся, что купальщица, кто бы она ни была, вдоволь наплававшись, сразу уйдёт в посёлок, поближе к кострам и беззаботным вечерним разговорам. Присмотревшись, он увидел и саму купальщицу – девушка отплыла довольно далеко от берега, но двигалась уверенно и тонуть явно не собиралась.
Джек направил рассеянный взгляд на акварельные размывы неба, мысли текли вяло и неторопливо. Ему нравилось это ощущение полуоцепенения – полурасслабленности, промежуточное между сном и дрёмой. Сегодня даже грустные воспоминания отошли куда-то в сторону, в памяти всплывало только хорошее.
И вдруг его словно током ударило – одежда по-прежнему лежала на берегу, но купальщица исчезла из обозримого пространства водной глади. Между тем, если бы она позвала на помощь, Джек наверняка бы услышал. Он стал озираться по сторонам, в надежде, что девушку просто немного отнесло течением, и она вышла на берег чуть в стороне.
- Эй?! – встревоженно крикнул Джек.
- Эй, - лукаво согласился за его спиной очень знакомый голос.
Кейт выпрыгнула, как чёртик из табакерки, и не успел Джек опомниться, как она ловко поднырнула под кольцо его сцеплённых рук и оказалась в узком пространстве между его коленями. Ему пришлось откинуться назад, оперевшись на локти, чтобы не получить удар лбом в челюсть.
- Ух! – хихикнула Кейт. – Сдавайся, я тебя поймала!
- Точно, - пробормотал Джек растерянно. – Съешь сразу или подвесишь на дерево подвялиться?..
Она приблизилась к нему настолько, что он чувствовал запах её волос, мог разглядеть каждую веснушку на её коже. На ней был не купальник, а простые чёрные трусики и коротенький белый топ, который, промокнув, не скрывал ничего. Проклятье! Джек был к этому не готов – его тело мгновенно откликнулось, а отодвинуться, чтобы она этого не почувствовала, было некуда. И – судя по её улыбке, делать это было уже поздно.
- Съесть тебя… - протянула она. – Что же, эта мысль приходила мне в голову. Может, чуть позже…
По коже Джека пробежали мурашки, каждая из которых была, по его ощущениям, размером с грецкий орех.
Кейт склонилась над ним так, что влажные пряди его волос касались его щеки.
- Джек… Судя по напряжённому выражению твоего лица, ты не рад моей компании, - она поёрзала, устраиваясь на нём поудобнее. – Однако есть другая напряжённая часть тебя, которая говорит об обратном. Так мне уйти или остаться?..
Джек облизнул пересохшие губы.
- Кейт, я…
- Джек, ты чего-то боишься? – её тон стал серьёзным, и он испугался, что сейчас она встанет и уйдёт, хотя секунду назад он хотел этого.
- Нет, но…
- Тогда… Закрой глаза, Джек, дыши глубоко и посчитай до пяти. Страх уйдёт. Я тебе обещаю.

Добавлено (21.07.2007, 18:19)
---------------------------------------------
Бровь Джека удивлённо взлетела вверх.
- Правда?
- Проверено, - голос Кейт снова зазвучал игриво. – Помогает безотказно. Научил один умный парень. Ну же?..
Джек засмеялся и… сдался на милость победительницы.
- Один… два…
Он чувствовал, как проворные пальцы Кейт быстро расправляются с пуговицами на его рубашке, на счёте «четыре» она уже возилась с пряжкой ремня.
- Пять!
Сомнения в том, что всё, что здесь и сейчас происходит с ними правильно, не исчезли, но Джек послал их к чёрту. Когда он открыл глаза, Кейт увидела уже совсем другого Джека – знакомого и незнакомого одновременно. Она уже собиралась расстёгнуть «молнию» на его джинсах, когда его ладони осторожно, но крепко сомкнулись на её запястьях.
- Притормози, - мягко сказал Джек. – Сначала избавься от этого…
Его взгляд скользнул по её груди, и Кейт, принимая правила игры, выпрямилась и быстро освободилась от топа.
- Хочешь, чтобы я была послушной девочкой? – промурлыкала она, склонив голову на плечо и давая ему полюбоваться собой.
Кейт привыкла к тому, что взгляды мужчин раздевали её, ощупывали, обшаривали… Джек смотрел на неё совершенно иначе: при всей осязаемости физического желания в его глазах, его взгляд касался её обнажённой кожи совершенно невесомо, щекоча и согревая её, как лучик солнца.
- Нет… - сказал он с улыбкой. – Не хочу послушную девочку. Не хочу дрянную девчонку. Я хочу КЕЙТ. Настоящую. Только её.
Кейт замерла. Сознание того, что именно для этого мужчины ей не надо никого играть, и радовало и пугало её. В одну секунду они поменялись ролями, но Джек не дал ей поддаться сомнениям. Кейт оказалась в его объятиях, его пальцы ласково обвели овал её лица, коснулись ресниц, его рука скользнула к ямке на её шее, задержалась на груди. Потом вдогонку за его рукой отправились его губы.
- Если боишься, - шептал Джек в перерывах между поцелуями. – Закрой глаза… посчитай до пяти… страх уйдёт…
Кейт чувствовала, как его поцелуи, вначале лёгкие и нежные, становятся всё более горячими и жадными. Она закрыла глаза, весь мир исчез, существовал только Джек и его прикосновения, его поцелуи, его дыхание – обжигающие и пьянящие. Кейт провела ладонью по его затылку, поощряя его на большее, и услышав вздох, с радостью отметила, как Джек отзывается даже на такую незатейливую ласку.
- Я не боюсь, - тихо сказала она. – Вовсе нет.
В ту же секунду его чуткие пальцы нырнули под резинку её трусиков, уже давно влажных не только от морской воды. Освободив Кейт от последнего лоскутка одежды, Джек коснулся её так, как не смел даже мечтать. Она застонала и вцепилась в его плечи, крепче прижимая к себе. Давление в паху стало невыносимым, и Джек расстегнул джинсы.
- Хорошая мысль, - задыхаясь, пробормотала Кейт. – Давай тебя тоже разденем.
Она сдёрнула рубашку с его плеч, но чтобы снять её совсем, ей пришлось буквально отрывать его руки от своих бедер – Джек недовольно ворчал, а его глаза смеялись. Расправившись с рубашкой, Кейт игриво куснула его за ухо и проложила дорожку из поцелуев по его шее, чувствуя солоноватый вкус его кожи, ощущая, как его дрожь усиливается. Её руки скользнули по спине Джека, спустились ниже, стягивая джинсы, и он поспешил ей на помощь. Для того чтобы освободиться от остатков одежды, он привстал, и Кейт тоже получила возможность рассмотреть его во всех подробностях. Её глаза расширились, она протянула руку, чтобы дотронуться до него, но, едва ощутив её прикосновение, Джек прижал Кейт к себе и осторожно опустил на песок, позаботившись, чтобы под ней оказалась его рубашка.

Добавлено (21.07.2007, 18:19)
---------------------------------------------
Это было удивительно, но его взгляд спрашивал: «Можно?..» Кейт улыбнулась, поцеловала его, и, раскрывшись навстречу, почувствовала, как он входит в неё. Джек был очень осторожен, а Кейт готовилась к этому, но тихого «ох» ей сдержать не удалось. Джек замер и осыпал её лицо поцелуями, извиняясь за причиненную боль
и свою неловкость.
- Ничего, - прошептала Кейт.- Просто ты и здесь немного превзошёл мои ожидания…
Джек виновато вздохнул и чуть подался назад, но Кейт впилась ногтями в его поясницу, заставив его немедленно завершить начатое.
Ощущение полного слияния было таким сильным, невероятным и всепоглощающим, что время словно остановилось. Джек смотрел, как закатное солнце золотит её кожу, и единственной мыслью, пульсом бьющейся в нём, было то, что он любит эту женщину больше, чем кого-либо и когда-либо любил в этой жизни, но до сих пор не нашёл ни слов, ни времени, чтобы сказать ей об этом.
Кейт погладила Джека по щеке и обхватила его ногами, погружая в себя ещё глубже. Он начал двигаться медленно, как ей и хотелось, несколько раз он менял положение, внимательно наблюдая за реакцией Кейт, ловя каждый её вздох, каждое движение ресниц.
Но сохранять контроль над собой становилось всё труднее и труднее: Джек чувствовал, что растворяется в Кейт, что его разум тонет в ощущениях.
- Быстрей, - хрипло проговорила она. – Быстрее же, Джек, пожалуйста!
Он подчинился ей, не в силах больше сдерживаться, и почти сразу Кейт коротко вскрикнула, её мышцы сжались вокруг него, и Джек, выдохнув её имя, незамедлительно последовал за ней.
Придя в себя, он перекатился на бок, чтобы не давить на Кейт всем своим весом, но она не разомкнула объятий, по-прежнему оставаясь с ним единым целым. Она поцеловала жилку, бьющуюся у Джека на виске, и нежным прикосновением стерла испарину с его лба.
Солнце уже почти село, звезды, зажигавшиеся на небе, были большими и яркими, какими их можно было увидеть, наверное, только здесь и сейчас – в этом проклятом и благословенном месте. Лёгкий ветерок приятно охлаждал их разгорячённые тела, и Кейт, прижимаясь к Джеку, чувствовала покой и освобождение. Шумное дыхание Джека постепенно успокаивалось, и Кейт вдруг показалось, что он уходит. Нет, всё ещё он лежал рядом, его ладонь гладила её спину, но смотрел он уже не на неё. В его тёмных глазах отражались звёзды и что-то ещё… Чёрное пугающее отчаяние.
- Джек, что с тобой? – с тревогой спросила Кейт. – Что-то не так?..
- Всё так, - тихо отозвался он. – Всё так… прекрасно, невероятно… Но… Я не знаю, не понимаю… Кейт, ты как ветер – налетела, сбила с ног… А завтра ты полетишь дальше, и всё, что у меня останется, это воспоминания о том, что я опять не смог удержать. Я чувствую нечто большее, чем просто… Но я даже не знаю, стоит ли мне говорить тебе об этом?
Кейт вздохнула и попыталась его поцеловать, но Джек не обманулся этим уходом от ответа, который мужчины вправе были истолковывать так, как хотели. Он прикоснулся к её щеке, не отталкивая, но и не подпуская её к себе. Его глаза умоляли и требовали: «Скажи, Кейт, ЧЕМ для тебя было то, что только что произошло?»
- Я давно привыкла жить, не загадывая на завтра, стараясь ни к кому не привязываться, - слова рождались медленно, словно всплывая из тёмного глубокого омута. – Тем, кто был мне дорог, я всегда приносила только несчастья…
Джек кивнул и отвёл взгляд, Кейт почувствовала, как его руки разжимаются, отпуская её.
- Нет – нет - нет! – вскрикнула она. – Джек, смотри на меня! Пожалуйста… Дай мне договорить. Я проклинала себя за это, но… ты тоже стал для меня чем-то большим, чем просто… Я по-прежнему не знаю, что будет с нами завтра - где будешь ты, и где буду я… Только я знаю, что единственное, что всегда с нами, до конца жизни, это воспоминания. Они могут мучить, но могут и радовать. Я хочу, чтобы эта ночь, даже если она будет только одна, была нашей. Я хочу, чтобы ты помнил меня и знал, что я любила тебя. И… если тебе страшно, Джек, пожалуйста, посчитай до пяти… и люби меня снова.
Джек посмотрел Кейт в глаза, и его взгляд сказал ей то, что секунду спустя повторили его губы. Его рука скользнула по её плечу, спустилась к тонкому запястью, их ладони соприкоснулись, погладили друг друга и сплелись пальцами.
Они теснее прижались обнажёнными телами, они проникали друг в друга, открывая всё новые и новые тайны, а океан и звёзды безмолвно внимали их вздохам и стонам, как и в ту самую ночь, когда Адам и Ева впервые открыли, что такое любовь.

The end/



Just have a little patience...
 
Angel11Дата: Понедельник, 23.07.2007, 18:28 | Сообщение # 4
Похищен(а) другими
Группа: Свои
Сообщений: 235
Репутация: 4
Статус: Offline
Derek, Люблю твои фики smile прочитала наверно уже все на разных лост форумах ну и снова с удовольвствием перечитываю, че еще сказать ТЫ ТАЛАНТИЩЕ! applause

Сообщение отредактировал Angel11 - Понедельник, 23.07.2007, 18:29
 
DerekДата: Понедельник, 23.07.2007, 18:42 | Сообщение # 5
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Angel11, Спасибо большое!


Just have a little patience...
 
sartyДата: Понедельник, 23.07.2007, 22:26 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 180
Репутация: 7
Статус: Offline
Клас! Хочу еще
 
DerekДата: Вторник, 24.07.2007, 18:28 | Сообщение # 7
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Ладно...
Сказка №3

Название: Двойной выигрыш
Автор: Derek
Пайринг: Джейт, конечно!
Рейтинг: R, NC-17
Правовая оговорка: Джек и Кейт принадлежат создателям сериала Лост. Никаких преднамеренных нарушений, никакой материальной выгоды. Ничего не получаю, кроме глубокого морального удовлетворения. ))

________________________________________
Тропа, соединявшая между собой пляж и бункер, была уже почти так же знакома, как дорога от родного дома к госпиталю Св. Себастьяна, так что факел Джек зажёг скорее по привычке. Настроение было хорошее – в рюкзаке за спиной позвякивали пузырьки с медикаментами, так удачно, без крови, полученные у Сойера. Последняя фраза про оружие была, прямо скажем, чистой воды блефом, второй раз такой фокус вряд ли удастся. Но Сойеру полезно было бы понять, что нельзя принимать за неумение обманывать нежелание это делать. Полезно – хотя бы и для повышения мошеннической квалификации.
Джек ухмыльнулся своим мыслям и остановился на секунду – поправить ослабшую лямку рюкзака. Только тогда он услышал звук торопливых шагов у себя за спиной. Обернувшись, он увидел совсем близко подпрыгивающий огонёк факела.
- Эй, Джек! Подожди…
Кейт. Поздним вечером, далеко от пляжа, одна… Что-то случилось?
- Да? – отозвался он, стараясь не выдать охватившего его беспокойства.
Оказавшись внутри светового круга, отбрасываемого факелом Джека, Кейт остановилась. Судя по тому, как она запыхалась, она бежала за ним от самого пляжа. Улыбнувшись, Кейт рассеяла часть его тревоги, но некая настороженность не отпускала.
- Ты идёшь в бункер? Можно с тобой? Я давно не принимала душ и надеялась…
А, вот оно что… Джек начал лихорадочно перебирать в уме причины, на основании которых Кейт не следовало бы идти в бункер, но среди них не было ни одной веской.
- Что ж, пойдём, - кивнул он.
Рассказывать Кейт о Генри очень не хотелось, но возможно, всё обойдётся – скорее всего, Генри спит, а Кейт ведь нужен душ, а не оружейная комната, которая теперь, по всеобщему убеждению, пустовала. Главное, успеть предупредить Локка.
- Не поздновато для водных процедур? – спросил Джек.
На лице Кейт снова появилась улыбка – та самая, загадочная, сводящая его с ума.
- Ну… ты же помнишь, что здесь темнеет очень рано. В цивилизованном мире девушки сейчас собираются в кино или на дискотеку.
- Да, пожалуй, ты права, - признал Джек. – К сожалению, кино здесь есть только одно – с таинственным мистером Кэнделлом в главной роли. Так что…
- А что насчёт дискотеки? – в глазах Кейт запрыгали озорные чёртики. – Ты умеешь танцевать, Джек?
Джек усмехнулся и прибавил шагу, но Кейт догнала его и пошла рядом, заглядывая ему в лицо.
- Нет, правда? Ведь наверняка умеешь?
- Я, пожалуй, пас. Не вспоминал о танцах лет десять.
- Ну, раньше-то умел? – не отставала Кейт. – В карты ты тоже, наверное, не играл давно?
- Давно. Но не настолько.
Кейт ухватилась за его локоть, и Джеку пришлось снова замедлить шаг.
- Я рада, что ты обыграл Сойера!..
- Рад, что смог тебя порадовать…
Некоторое время они просто шли рядом, Кейт держалась за его локоть, и Джеку казалось, что вот-вот тёмная тропа в джунглях выведет их на какую-нибудь улочку на окраине города, где можно будет найти небольшое тихое кафе. Однако такой сдвиг пространства не мог произойти даже на этом острове, и вскоре они подошли к пункту назначения.
В бункере играла музыка. Теперь её включали часто – чтобы скрыть разговоры от чутких ушей Генри. Сейчас это тоже было очень кстати. Но его спутница сделала из этого свои выводы.
- Вот и дискотека! – подмигнула Кейт.
Джек хмыкнул, и, обойдя её, прошёл в центральный зал первым. Локк сидел у кухонного блока и неторопливо и обстоятельно, как он делал всё, чистил фрукты и нарезал их на аккуратные ломтики.
- Привет, Джон. Кейт пришла поплескаться в душе. Там… свободно?..
Локк понимающе кивнул.
- Да… Затишье. Привет, Кейт! Давненько ты сюда не захаживала…
- Намекаешь, что я давно не дежурила у кнопки? Могу принять твою смену, как только выйду из душа.
Локк перевёл взгляд с Кейт на Джека и обратно.
- Вообще-то, мою смену сейчас должен принять Джек… но ты можешь сменить его утром, если захочешь.
- Отлично, - легко согласилась Кейт, и, метнув странный взгляд в сторону Джека, отправилась в душевую.
- Ты не хочешь её рассказать?.. – поинтересовался Локк, указав в сторону оружейной комнаты.
Джек пожал плечами.
- Похоже, придётся…
- Она наверняка спросит, почему ты не рассказал ей сразу.
- Да уж наверняка… - Джек поморщился.
- Пожалуй, я доем свой ужин и пойду, пройдусь. Поговорите спокойно…
- Дже-е-е-ек!!! – вопль Кейт заставил обоих мужчин подскочить. В её голосе звучала настоящая паника.
От удара его плеча дверь распахнулась и грохнула об стену, Джек ворвался в ванную и…
Кейт стояла у дверцы душевой кабинки, судорожно прижимая к груди скомканное полотенце. Больше её тело не прикрывало ничего. Джек сглотнул.
- Что… что случилось? – спросил он, изо всех сил стараясь смотреть только на её лицо. В её глазах плескался неподдельный ужас.
- Джек… Там… там паук! Огромный, с твою ладонь!
В первый момент Джек чуть не рассмеялся и хотел спросить, не шутит ли она, но Кейт дрожала, как в лихорадке и показывала на душевую кабинку.
- Посмотри, посмотри сам!
Он подошёл поближе и заглянул внутрь. Вода текла из душа с неплохим напором, на полу лежала опрокинутая бутылочка с шампунем. Никаких паукообразных. Джек присел на корточки и заглянул в тёмное отверстие стока. Кейт стояла совсем рядом, и, скосив глаза, он увидел, как капельки воды скатываются по её голым ногам. Голова закружилась, Джек уже почти чувствовал, как его губы сцеловывают эти капельки одну за другой, поднимаясь всё выше и выше… Джек забыл, как дышать, забыл, как двигаться, его взгляд, обретя собственную волю, скользнул вверх…
- Что там? – спросила Кейт.
- Ничего, - собственный голос показался Джеку каким-то чужим, хриплым и дрожащим.
О, да, ничего – не оставалось ничего для фантазии – Джек увидел ВСЁ, что так хотел увидеть, ВСЁ, что ему видеть не следовало, если он хотел сохранить ясность рассудка: плавный изгиб бедра, узкую полоску незагорелой кожи и…
Спохватившись, Кейт расправила полотенце, но было уже поздно – его сердце стучало, как паровой молот, а джинсы вот-вот должны были лопнуть под напором изнутри.
- Уполз, должно быть, - тихо сказал Джек, осторожно выпрямляясь и отводя взгляд в сторону. Усилий это потребовало просто невероятных. – Можешь спокойно мыться. Я пойду…
Её ладонь коснулась его локтя, пальцы скользнули по внутренней стороне руки, как раз по языкам пламени на татуировке. Но это она сама была огонь, это её прикосновения его обжигали.
- Джек… побудь здесь, пожалуйста. Просто… Вдруг эта тварь выползет снова? Это смешно, я понимаю, но я безумно боюсь таких ОГРОМНЫХ…
Он с трудом перевёл дыхание – от Кейт одуряющее пахло чем-то одновременно свежим и сладким, кажется, какими-то цветами – Джек слабо разбирался в этом. Чёрт! У него не было секса почти четыре месяца. Наверное, в подобной ситуации тело отреагировало бы на любую женщину, но, Боже мой – насколько легче было бы с этим справиться, если бы это была не Кейт!
- Я… я побуду… - неловко пробормотал он, осторожно высвобождая руку, и бочком стал пробираться к выходу из кабинки, надеясь, молясь, чтобы она не заметил его эрекции. – Я буду здесь, рядом…
Кейт прикусила губу, провожая Джека взглядом, в котором ни один человек на Земле не прочёл бы благодарности за проявленный такт, и с грохотом задвинула за ним дверцу.

Добавлено (24.07.2007, 18:28)
---------------------------------------------
Джек, тяжело дыша, согнулся над умывальным столиком и плеснул в пылающее лицо холодной водой.
- Ребята, у вас там всё нормально?!
- Да, Джон! – торопливо крикнул Джек. – Всё в порядке!
- Уверен? – Локк заглянул в открытую дверь.
- Да, - раздражённо повторил Джек. – Уверен. Она испугалась паука. Вот, сторожу теперь…
Локк понимающе кивнул, усмехнулся и ретировался, аккуратно прикрыв дверь.
Джек снова подставил ладони под струю воды, чтобы охладить лицо и шею. Ничего не помогало. Стоило чуть повернуться, и он видел силуэт Кейт через сатинированное стекло, видел, как она запрокидывает голову, как проводит руками по волосам… То, что он не мог ясно рассмотреть сквозь матовую дымку, охотно дорисовывало его воображение: как её руки плавно скользят по груди, как она мягко, по-кошачьи, выгибает спину, как оттопыривается её попка, как вода стекает по ложбинке между лопатками, заполняя ямочки над ягодицами…
Джек тихо застонал и рванул ворот рубашки, пуговицы запрыгали по полу, кровь стучала в висках так, что он почти не слышал шума воды, член, сдавленный тесными джинсами, на каждое движение отзывался мучительно-горячим зудом, требуя разрядки. Таких мощных приливов возбуждения Джек не помнил со времён студенчества, и дело тут было вовсе не в долгом воздержании, ему приходилось выдерживать и больше. Всё дело было в ней. Он хотел её с первого дня знакомства, но чувства к Кейт настолько отличались от всего того, что он испытывал раньше с другими женщинами, что это его пугало. Были моменты, когда тридцатисемилетний Джек просто исчезал от одного её взгляда, и чтобы скрыть возникающего на его месте неловкого подростка, Джек воздвиг между собой и Кейт незримую стену. Но напряжение настигло критической точки, и стена рушилась, осыпаясь песком и щебнем, и он не в силах был этому помешать. Он был пловцом, угодившим в стремнину и захлёбывающимся в желаниях и чувствах. Выход был один – Джек собрался расстегнуть брюки, чтобы плеснуть холодной водой и туда.
Джек? – Кейт приоткрыла дверцу кабинки. – Я уронила полотенце, оно теперь мокрое, не мог бы ты…
Он обернулся, зная, что не должен этого делать. Даже при тусклом свете лампы её светлая кожа словно сияла. Тоненькая ключица, ямочка на шее, к которой так хотелось прижаться губами… и глаза, которые понимали и дразнили.
Стена рухнула…
По ощущениям Кейт, не прошло и секунды, как она оказалась притиснутой к стене внутри душевой кабинки, Джек целовал её жадно, исступлённо, прижимаясь к ней всем телом – кожа к коже. Его одежда валялась в луже под их ногами, душ не был выключен, но вода, текущая по спине Джека, ничуть не охлаждала его пыла. Кейт, ошеломлённая таким напором и страстью, почти не могла двигаться.
Прелюдия была короткой: он приподнял её повыше, раздвигая ноги, и Кейт почувствовала входящую в неё головку члена. Горячее дыхание Джека обжигало её шею, он проталкивал свою плоть глубже жёстко, с силой, и удовлетворение оттого, что она добилась того, чего хотела, смешалось с болью, но Кейт приняла это как плату за то, что играла с ним как кошка с мышкой. Стихия, разбуженная ею, не поддавалась укрощению, Джек двигался внутри неё мощными уверенными толчками, и боль таяла, уступая место более сильным ощущениям. Кейт прерывисто вздохнула, её ногти впились в его спину, царапая до крови. Тело Джека содрогнулось, но он успел выскользнуть из неё, и она почувствовала, что по внутренней стороне бедра стекает тёплая струйка его семени.
Наслаждение было острым и ярким, как взрыв, но горьким дымом к нему примешивалось другое чувство. Что он наделал! Потеряв контроль над собой, он был недопустимо груб и невнимателен к ней…
Джек зарылся лицом в волосы Кейт, его била дрожь.
- Прости… - потерянно прошептал он.
- За что? – в её голосе было искреннее удивление.
- Я не должен был… я причинил тебе боль…
- Вовсе нет, - мягко сказала Кейт. – Никакой боли ты мне не причинил. И я знаю, что не смог бы. Это скорее мне нужно просить прощения у тебя.
- Я не понимаю…
Джек поставил её на пол и чуть отстранился, его взгляд был растерянным, если не испуганным. Кейт захлестнули одновременно нежность и чувство вины: он действительно не представлял, как можно лгать любимому человеку даже в мелочах.
- Просто… Понимаешь, Сойер захотел получить оружие, выстроил свою, одному ему понятную игру – и получил, что хотел, потому что против него в этой игре ни у кого просто не было шансов на выигрыш. Ты захотел забрать у него лекарства и сыграл с ним в карты. Я чувствовала, что ты был уверен в том, что не проиграешь… А мне… мне хотелось, чтобы один серьёзный и вечно занятый делами доктор взглянул на меня, как на женщину и соответствующим образом отреагировал… В покер мне с тобой не тягаться, но вот женские игры похоже тебе мало знакомы… Так что… я сыграла с тобой. Прости.
- Ничего себе игра! - пробормотал Джек. - Ты кричишь: «Спасите, паук!», и серьёзный доктор бросается тебя насиловать. Чем я думал, откуда здесь пауки? Вот идиот!..
- Игра называется «Спаси меня, любимый».
Джек вздрогнул, его глаза посветлели, будто в тесную кабинку душа заглянуло солнце.
- Не говори ничего, - попросила Кейт. Она видела, что он понял, что это признание и хотел ответить, но сейчас это было попросту лишним.
Джек нагнулся и начал медленно целовать её шею.
- В такую игру не стыдно проиграть, - наконец сказал он тихо. – Но мне почему-то кажется, что я выиграл…
- Тс-с, - шепнула она. – Позволь теперь мне спасти тебя. Доверься мне. Закрой глаза.
Кейт стала ласкать его рукам и губами – шею, плечи, грудь, опускаясь всё ниже и ниже, чувствуя вновь растущее в Джеке возбуждение. Он не смог остаться пассивным, и Кейт с радостью приняла его нежные прикосновения, он был именно там, где она хотела, словно читал её мысли. Этот мужчина не переставал её удивлять, сегодня он сделал это дважды, и она вновь и вновь обнаруживала, что любит в нём всё: каждую мысль, каждый вздох, каждую удачу и каждую ошибку, каждое достоинство, каждый недостаток и каждую клеточку его тела.
Почувствовав прикосновение её губ к члену, Джек с трудом удержался от стона. Кейт ощущала бьющийся в нём пульс и, ориентируясь на него, остановилась только тогда, когда поняла, что его кровь близка к кипению.
- Не кончать, пока я не скажу! – пригрозила она и, смахнув пузырьки и флакончики с сиденья в стенной нише, приказала. – Садись!
Джек засмеялся и беспрекословно подчинился ей. Кейт закрыла воду и неторопливо приблизилась, давая ему время немного остыть, затем оседлала его и направила в себя, двигаясь медленно, дразня, впуская до половины и снова соскальзывая. Поймав ритм, Джек понял, что ощущение затягивающей стремнины сменилось полноводным чувственным потоком, по которому не страшно было плыть, потому что Кейт была с ним…
В очередной раз введя код и собрав вещи, Локк ещё немного постоял у двери, из-за которой отчётливо было слышно, как сладко постанывает Кейт в объятиях Джека. Когда он неслышной тенью растворился в темноте джунглей, на двери бункера остался белеть большой лист бумаги со словами «Не беспокоить!».

(НЕ побоюсь этого слова – КОНЕЦ!))))



Just have a little patience...
 
ZORROДата: Четверг, 26.07.2007, 14:12 | Сообщение # 8
Видел(а) дымок
Группа: Администраторы
Сообщений: 53
Репутация: 1
Статус: Offline
и это все вы сочиняете?
офигеть
А можно к нам скопировать на http://dharma.ucoz.ru ?


 
DerekДата: Четверг, 26.07.2007, 19:59 | Сообщение # 9
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Zorro, да это я пишу....
Quote (Zorro)
А можно к нам скопировать на http://dharma.ucoz.ru ?

Я посмотрела на Ваш сайт... если честно, пока он мне показался проскейтерским... в разделе Джек вообще пусто... и раздела подходящего под фики нет...
Нужны ли вам там мои сказки? Буду к вам заглядывать... Сочту, что уместно - сама принесу, ОК?



Just have a little patience...
 
ZORROДата: Четверг, 26.07.2007, 20:16 | Сообщение # 10
Видел(а) дымок
Группа: Администраторы
Сообщений: 53
Репутация: 1
Статус: Offline
Ну, насчет разделаДжек, я написал. А фан-арт, так будет в скором времени называться общий форум!

 
KateДата: Воскресенье, 29.07.2007, 13:29 | Сообщение # 11
В походе с Джеком
Группа: Администраторы
Сообщений: 314
Репутация: 4
Статус: Offline
Derek, супер, обожаю твои фики!!! Проитала все на jackandkate.ucoz.ru...Супер!!! Пиши и радуй нас...
 
salamandraДата: Воскресенье, 29.07.2007, 20:55 | Сообщение # 12
Собирает еду
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Репутация: 3
Статус: Offline
Супер!!! applause

SCURBS- а ты смотрел?
 
DerekДата: Воскресенье, 29.07.2007, 21:20 | Сообщение # 13
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Так... сейчас будет самая жёсткая история, со сценами насилия... Детей и беременных женщин прошу увести от экранов компьютеров...

Сказка №4

Название: Ночь, которой не стало.
Автор: Derek
Пайринг: Джейт, конечно!
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: лицам, не достигшим понимания, что Кейт и Джек должны сделать это, лучше воздержаться от чтения!
Правовая оговорка: Джек и Кейт принадлежат создателям сериала Лост. Никаких преднамеренных нарушений, никакой материальной выгоды. Ничего не получаю, кроме глубокого морального удовлетворения. ))

«Я вернусь сюда, за тобой…»
Уже хлопнула дверь, отсекая эти мгновения, отправляя их в прошлое, затихли шаги, а она всё ещё слышала его шёпот, чувствовала кожей его щекочуще - тёплое дыхание.
«Я вернусь сюда, за тобой…» - пять простых слов, столь мало значащих в устах любого другого человека… Но их произнёс Джек. Произнёс так, чтобы слышала только она. Так, чтобы у неё не осталось ни тени сомнения в том, что перед нею стоит тот же самый человек, тот же Джек, которого она знала. Так, чтобы она поняла, что он полностью отдаёт себе отчёт в своих действиях, и что сдержит своё обещание, придёт за ней… несмотря ни на что.
То, что скрывалось за расплывчатым «ни на что», ужалило, закололо, зацарапалось где-то внутри. Слишком много было этого «ни на что».
Сегодня Джек впервые не улыбнулся ей. Его руки были холодными, а в глазах читались боль и растерянность. Джек хотел увидеться с ней, но не сразу смог взглянуть ей в глаза, хотел поговорить, но голос дрожал и срывался даже на коротких отрывистых фразах. Джек пытался отгородиться от неё. Этому было только одно объяснение - ему сказали о ней что-то, глубоко ранившее его, изменившее его отношение к ней. И вариантов было не особенно много.
Он знал.
Кейт всхлипнула и бессильно опустилась на пол, больно ударившись коленями. Ёй хотелось забиться в какой-нибудь тёмный угол, спрятаться, как она делала в детстве, когда Уэйн приходил домой пьяным и искал, на ком сорвать злость. От Уэйна можно было спрятаться под верстаком в подвальной мастерской отца. От нотаций Дианы - в домике на дереве - голубятне, принадлежавшей Тому. От неудобного и болезненного в своей справедливости требования Джека сказать ему правду - возле Сойера… Куда спрятаться от сожалений в том, что сделала, как убежать?..
Убежать… вырваться, догнать, остановить?.. Сказать, чтобы не верил ни единому Их слову?.. Он не должен верить Им, как не должна была верить она. Джек собирался уехать, надеясь, что эти люди сдержат слово и отправят его в «большой мир», домой…
«Я вернусь сюда, за тобой…» - снова шепнул ей его голос, и в этот момент Кейт ясно поняла, что, уехав, он уже не вернётся. Не сможет вернуться.
В одну секунду её тело превратилось из распростёртой на полу аморфной массы, придавленной страхом и чувством вины, в тугую взведённую пружину.
Входная дверь, разумеется, была заперта на хороший прочный врезной замок. К тому же, заглянув в маленькое окошко в двери, Кейт убедилась, что выходила эта дверь на дорожку, которая если не являлась центральной улицей Азерсвилля, то была одним из самых оживлённых его проспектов - несмотря на поздний час по ней то и дело кто-нибудь прогуливался. Поэтому Кейт, не теряя времени, начала просчитывать классический план побега через окно. То, что окна в этом странном «клубе» были затянуты металлической сеткой, она заметила, едва очнувшись. При ближайшем рассмотрении оказалось, что сетка, натянутая на деревянные рамы, закреплена с внутренней стороны, а не снаружи, как делают обычно в жилых помещениях. Уюта заведению это не прибавляло, но в данном случае, хозяева исходили скорее из практических соображений - сетка служила защитой - скажем, чтобы разбуянившиеся игроки в бильярд не перебили стёкла шарами. В любом случае, то обстоятельство, что самый шумный этап побега последует за более длительной работой с сеткой, а не будет её предварять, было беглянке на руку.
Кейт вихрем промчалась по комнате, обыскивая шкафчики. Тут ей повезло меньше - в игровой комнате, естественно, не было предусмотрено хранение инструментов, пригодных для взлома. Ящики были забиты колодами карт, коробками с домино и прочей дребеденью вроде карточек для игры в «Монополию» и «Тривиал Персьют». Ни скрепок, ни шпилек, ни ножниц. Впрочем, чтобы открыть настоящие полицейские наручники, а не их упрощённую версию для детских или сексуальных игр, кроме шпильки требовалось ещё такое везение, на которое Кейт трудно было рассчитывать.
Бильярдный кий, который она нашла в специальной подставке у стены, больше подходил на роль оружия, чем рабочего инструмента. Кейт помнила рассказы матери о жутких побоищах, случавшихся по вечерам в баре, в котором она работала и где познакомилась с Уэйном. Диана с содроганием вспоминала, как вышибалы в конце смены делали ставки на то, сколько зубов окажется утром в совке уборщика…
Так или иначе, кий в подставке был не один, а дерево, из которого их делали, должно было быть достаточно крепким. Из-за наручников кий пришлось взять двумя руками, на манер самурайского меча. Кейт рассекла воздух, с удовлетворением прислушиваясь к свистящему звуку. Ощутив за спиной слабоуловимое движение, она резко обернулась, рубанула и отскочила назад, уклоняясь от стеклянных брызг, в которые превратился ослепший объектив камеры.
Теперь нужно было действовать ещё быстрее - рано или поздно в этот милый «клуб плохой погоды» кто-нибудь явится, чтобы проверить, чем ещё занимается пленница, помимо порчи дхармовского имущества. Скорее всего, счёт шёл на минуты.
Кейт метнулась к окну и принялась расшатывать сетку в раме. Когда отыскалось слабое место, в ход пошёл кий. Сетку удерживали планки, прибитые к раме гвоздями, и отрывать их, пользуясь тупой деревяшкой, удерживаемой в скованных руках, было не легче, чем копать карьер палочками для суши.
Когда одна из планок, наконец, подалась и с сухим треском расщепилась, освободив нижний край сетки, тёмное небо за окном вдруг озарилось багровым всполохом, а через секунду до Кейт долетел удар взрыва. Эхо прокатилось по вздрогнувшей поверхности земли, оконные стёкла задребезжали.
Кейт замерла, чувствуя, как холод подбирается к сердцу. Это не было предположением - она знала совершенно точно, что взрыв имел прямое отношение к планируемому отъезду Джека, а это означало, что он был в самой непосредственной близости к взрыву, возможно, ранен, обожжён… убит. Кейт намертво вцепилась руками в сетку, и, не двигаясь и не мигая, смотрела, как в домиках Азерсвилля зажигался свет, как встревоженные люди выбегали на улицу, кричали, размахивали руками…
«Я вернусь сюда, за тобой…»
- Вернись за мной… - повторила Кейт. - Вернись…
Она не знала, сколько прошло времени - четверть часа, час или год, прежде чем снова вспомнила, как дышать.
Джек появился на дорожке между домами, и когда Кейт увидела его, время вновь стало конкретным и измеряемым.
У неё было не больше пяти секунд, чтобы при неверном свете декоративных уличных фонариков разглядеть его опущенные плечи и неподвижное лицо. Джек придерживал левой рукой запястье правой, оберегая рану или ушиб. Рядом с ним тенью шла уже знакомая блондинка. Она что-то говорила Джеку, он рассеянно кивал ей в ответ и, похоже, воспринимал как должное, что рука этой женщины лежала на его спине.
Когда они скрылись из виду, Кейт разжала побелевшие от напряжения пальцы и опустилась на пол, рассматривая глубокие отпечатки ногтей на ладони.
Присутствие этой женщины рядом с Джеком настораживало и даже пугало её.
Да, ледяная блондинка помогла им с Сойером уплыть с Алькатраса, да, она дала Кейт рацию, чтобы она могла поговорить с Джеком… Но каждый раз, когда Кейт видела «Снежную королеву», у неё внутри возникало ощущение какого-то щелчка, предчувствие опасности. И это ощущение усиливалось, когда блондинка оказывалась рядом с Джеком.
Неужели Джек, такой недоверчивый и осторожный, не чувствует, что с этой женщиной что-то не так?.. Но Кейт вынуждена была признать, что при всей своей недоверчивости, Джек был не слишком искушён в притворстве и плетении интриг, а значит, при определённых обстоятельствах, мог оказаться уязвимым.
Джек должен был узнать о её подозрениях, услышать, как хладнокровно, без малейших колебаний блондинка убила одного из своих же людей. Словно муху прихлопнула… Джек должен был узнать. Об этом… и о многом другом

Добавлено (29.07.2007, 21:17)
---------------------------------------------
Кейт встряхнулась и вернулась к своей работе - чтобы покинуть домик, нужно было оторвать ещё хотя бы одну вертикальную планку.
Упрямая деревяшка долго не желала сдвигаться с мёртвой точки, но как только Кейт удалось немного расширить щель между рамой и планкой, придерживающей сетку, за дверью послышались шаги. Видимо, переполох, вызванный взрывом, слегка улёгся, и Другие вспомнили, на каком интересном месте прервалась трансляция из бильярдной.
Кейт ногой отшвырнула оторванную планку под стол и метнулась к двери, собираясь встретить входящего не бильярдным, но бейсбольным ударом кия по затылку.
Шаги приблизились, и дверь скрипнула, приоткрываясь, Кейт развернулась, вкладывая в замах столько сил, сколько могла, когда, уже слыша свист кия в воздухе и предчувствуя сокрушительное столкновение, узнала входящего.
Он отпрянул, услышав её крик, но погасить удар полностью Кейт не удалось, и кий уже на излёте хлестнул Джека по плечу.
- О, Боже, прости, Джек, прости! - выронив кий, Кейт бросилась к Джеку в безумном порыве, в котором смешалось всё: страх за него, желание прикоснуться, обнять, ощутить его близость, убедиться, что он не пострадал, понять, что он чувствует…
- Ну вот, Джек, теперь ты видишь, почему я не пошёл первым? - добродушно пророкотал Том, появляясь на пороге. - Мне она снесла бы голову, и «упс» бы не сказала!
Кейт обратила на него не больше внимания, чем обратила бы на муху, настырно жужжащую возле уха. Джек как-то сжался, окаменел и смотрел на неё ошеломлённо, растерянно, услышав голос Тома, он сделал попытку её отстранить, но наручники единственный раз сослужили Кейт добрую службу. Джек не мог высвободиться из кольца её рук без её же помощи, а Кейт не собиралась ему помогать.
Джек отвёл взгляд, неловко кашлянул и тихо сказал, обращаясь к Тому:
- Сними с неё наручники.
- А надо ли? - откликнулся тот, явно наслаждаясь зрелищем. - Ей они не слишком мешают. Камеру разбила, из тебя чуть отбивную не сделала, теперь вот тискает куда как ловко…
- Сними, - повторил Джек. - Пожалуйста.
- Шею царапают? - понимающе кивнул Том. - Ладно. Только уж не взыщите - придётся вам пообещать, что вы просто тихо - мирно побеседуете, побега замышлять не станете. А то, зная Кейт, могу предположить, что вон та щепочка под столом…
- Я обещаю, - перебил Джек. - Никаких побегов. Сними наручники.
Кейт вопросительно подняла брови, но Джек шевельнул губами: «Молчи!»
- Ну, раз доктор Шепард обещает… - протянул Том, роясь в карманах. - В общем, так, ребята, у вас в распоряжении будет пара часов, может немного больше. Пока наш совет будет обсуждать деятельность вашего… подрывника, вас не побеспокоят. А о камере наша леди сама позаботилась.
Том ухмыльнулся, отпирая наручники. Джек осторожно, но без промедления снял руки Кейт со своей шеи, задержав их в своих ладонях ровно настолько, чтобы убедиться, что на её запястьях нет серьёзных повреждений. Затем повернулся к Тому:
- Спасибо.
Том снова кивнул, посерьёзнев, и перевёл взгляд с Джека на Кейт.
- Удачи. Я приду ещё до рассвета.
Дожидаться ответа он не стал, и через несколько секунд скрежет замка засвидетельствовал его уход и начало отсчёта времени, отпущенного на тихую и мирную беседу наедине. Однако, ни Кейт, ни Джек не знали, с чего эту беседу начать, и молчание, повисшее между ними, стало почти осязаемым.
Джек медленно подошёл к бильярдному столу, поближе к свету лампы и, отогнув рукав футболки, принялся ощупывать ушибленное плечо.
- Больно? – виновато спросила Кейт. – Прости… Я думала…
- Ничего, - отозвался Джек. – Я понял. Не извиняйся.
- А что с другой рукой? – Кейт заметила сбитые и припухшие костяшки пальцев на его правой кисти. – Похоже, кому-то от тебя здорово досталось?
- Не так здорово, как хотелось бы, - хмуро ответил Джек. – П-подрывник, мать его…
- Что взорвалось? Кто подрывник?.. Том сказал: «Ваш подрывник»…
Джек издал неприятный нервный смешок и склонился над бильярдным столом, уставившись на его зелёную поверхность.
- Кто из тех, кто пришёл сюда с тобой, безумен настолько, чтобы уничтожить реальный шанс выбраться отсюда?..
- Локк… - прошептала Кейт.
- Видимо, он решил, что мне не было предназначено судьбой уплыть с острова и привести сюда помощь…
Кейт чувствовала, как за этой горькой иронией в Джеке закипает бессильная ярость. Она помолчала, давая ему время немного успокоиться, потом приблизилась и несмело коснулась его плеча. Джек прерывисто вздохнул, провёл рукой по волосам и, мельком взглянув на Кейт, словно случайно отстранился от её прикосновения.
- Время идёт. За два часа ты успеешь уйти далеко. Давай откроем окно…
- «Ты»?.. – повторила Кейт. – Это следует понимать так, что ты со мной не пойдёшь?
Джек устало усмехнулся.
- Ты же слышала, я обещал – никаких побегов. Только тихий и мирный разговор.
- Что ж… Раз ты обещал, - Кейт легко подпрыгнула и уселась на столе, всем видом демонстрируя, что устроилась удобно и слезать не собирается. – Значит, мы никуда не идём. Давай разговаривать.
- Я обещал за себя, - пожал плечами Джек. – О тебе речи не было.
- Господи, Джек! Я не верю своим ушам! Знаешь, мне абсолютно всё равно, что и кому ты обещал. Если ты остаёшься, я тоже никуда не иду.
Кейт выдержала испепеляющий взгляд Джека, и упрямо вздёрнув подбородок, забралась на бильярдный стол с ногами.
Джек шумно вздохнул, устремив глаза к потолку и чувствуя, как внутри нарастает глухое раздражение.
- Кейт, ну почему ты такая…
- Какая, Джек? Упрямая? Глупая? Не больше, чем ты. Ты и сам не веришь, что Они сдержат своё обещание и отправят тебя домой! Ты просто пытался себя убедить, что сможешь уплыть, а потом найти дорогу назад! Они и правда много чего могли тебе пообещать, но хоть что-нибудь из этого выполнили? Сделали так, как ты ждал?.. Надо ли после этого держать слово, данное кому-то из Них?.. Или… дело не в обещании? Ты просто не хочешь идти со мной?..
Голос Кейт всё повышался, и Джек ощутил, как ржавые иглы боли вгрызаются в его виски, и сворачивается окружающее его пространство. Больнее было оттого, что Кейт была права – выхода не было, всё это время он тупо бился в монолитную стену, воображая, что это дверь.
- Почему ты не хочешь вернуться со мной?.. С нами?.. – повторила Кейт.
- Да потому! – Джек сам не понимал, что кричит. – Зачем мне возвращаться? ЗАЧЕМ?!! Чтобы каждый вечер после ужина наблюдать, как вы с Сойером…
Он осёкся и опустил голову, глядя в пол, проклиная свою память, которая с фотографической точностью показывала ему чёрно-белые кадры снова, и снова, и снова.
Джек не видел, но чувствовал, как Кейт съёжилась, словно от удара, слышал, как она всхлипнула, разом растеряв всю уверенность в себе. Он ненавидел себя за то, что неоднократно совершал всё те же самые ошибки, ненавидел Кейт за то, что никак не мог не реагировать на неё, не чувствовать боли, глядя ей в глаза, и снова ненавидя себя – уже за то, что не мог её по-настоящему возненавидеть даже теперь. Это следовало прекратить. Любой ценой.
- Джек… я…ты… я хочу объяснить… То что ты знаешь, это не вся правда… всё не совсем так…
Джек, меривший бильярдную быстрыми размашистыми шагами, вдруг резко остановился и бросился к столу. Кейт отшатнулась, когда он навис над ней, и его лицо оказалось буквально в нескольких дюймах.
- «Они» ничего мне не говорили, - процедил он. – А вот ТЫ сейчас, похоже, в очередной раз собираешься накормить меня ложью!
Кейт заглянула в его глаза, и ей стало страшно: Джек менялся, превращался в кого-то другого, и она не понимала – было ли это по его собственной воле, или же… это ОНА сделала с ним?..
- Так было нужно, Джек, - прошептала она. – Это трудно понять… Ещё труднее объяснить…
- Уж снизойди до объяснения, - выкрикнул Джек, - Почему вы трахались, вместо того, чтобы бежать?! Я видел на мониторе – дверь была открыта! Какого чёрта, Кейт? Какого черта?
Джек уже переступил ту грань, за которой мог себя контролировать, ту грань, что отделяла злость и обиду от настоящего чёрного безумия. Он почти бессознательно сделал акцент на их бездействии в момент, когда можно было что-то предпринять, но причина была в другом. В том, что он чувствовал по отношению к этой женщине, в том, какие надежды рухнули в ту минуту, когда он стоял перед безжалостным чёрно-белым монитором, видя её в объятиях другого мужчины.
Кейт видела в его тёмных глазах разверзающуюся пропасть. Джек падал туда, и ей нужно было, не теряя времени, что-то сделать, пока он не исчез совсем.
Он надвигался на неё – смять, подавить, разрушить, уничтожить всё, до последней ниточки, до последнего тёплого общего воспоминания. Всё. Под корень. Насовсем. Поражённый орган всегда иссекается вместе с некоторым количеством здоровой ткани. Чтобы не было рецидива. Пусть останется только страх и боль. Это лечится.
- Джек! – вскрикнула она, потянувшись ему навстречу, коснувшись ладонью его лица. «Вернись!» - хотелось сказать ей – «Ты обещал вернуться за мной… почему не вернулся?..» Но говорить ей пришлось совсем другое. - Бежать было некуда… Я была у тебя… А ты оттолкнул меня… Я была в отчаянии! Я не знала, что делать! А он был рядом, и ему было ещё хуже, чем мне! Это было просто…
- И вы помогли друг другу, - Джек недобро усмехнулся, в его глазах промелькнула короткая вспышка боли. – Утешили друг друга на краю отчаяния.

Добавлено (29.07.2007, 21:20)
---------------------------------------------
Он стиснул её запястья, отрывая её руки от своего лица, Кейт пыталась сопротивляться, но это было бесполезно. Джек отстранился, отступил назад, окинув взглядом её сгорбленную фигурку, затем кивнул, придя к какому-то решению, и жёстко приказал:
- Раздевайся.
- Что? – непонимающе выдохнула Кейт, судорожно прижимая руки к груди. С её запястий ещё не исчезли следы, оставленные его пальцами.
Джек рывком стянул с себя футболку и бросил её на другой край стола.
Кейт словно застыла, когда он навалился на неё, она не понимала, сопротивляется ли ему – происходящее казалось ей страшным сном, реальность вывернулась наизнанку, как её одежда, оказавшаяся вдруг где-то на полу. Кейт зажмурилась, когда Джек опрокинул её на спину, стаскивая брюки, свет лампы над столом ослеплял её, а лицо мужчины, некогда такое родное и любимое, пугало одержимостью.
Она чувствовала его хриплое дыхание, слышала, как он расстёгивает джинсы и… ничего не делала. Просто ждала. Ждала вторжения – грубого, жадного, сопровождаемого щипками, укусами и, возможно, где-то на грани оргазма, стонами: «Н-на, получи, потаскуха!» Но Джек медлил.
Кейт вздрогнула, ощутив прикосновение к своей груди. Его ладони скользнули вниз, торопливо, с нажимом, но осторожно.
Джек видел её неподвижное тело сквозь застилающий глаза багровый туман, и ждал криков, слёз, ударов и обвинений. Кейт молчала. Он чувствовал, как дрожат под его руками её бёдра, видел, как трепещут её опущенные веки и прикушенная нижняя губа.
Он стиснул зубы и вошёл в неё одним резким толчком, ожидая, что она вскрикнет, но Кейт только дёрнулась под ним и не открыла глаз.
Всё кончилось довольно быстро. Спустя пару десятков сильных и довольно болезненных толчков, она услышала сдавленный стон, в котором было больше муки, чем удовольствия. Отважившись, наконец, взглянуть на мужчину, Кейт ощутила, как сжимается сердце – это не был Уэйн, это не был какой-то абстрактный случайный человек, воспользовавшийся или используемый ею. Это был Джек, и в его глазах, как приливная волна поднимался ужас оттого, что он сделал с ней.
- Теперь тебе легче? – тихо спросила она.
Всё тело Джека пронзила ледяная стрела боли, такой острой, что Джек не понимал, как может слышать, видеть, дышать. То, что он пытался отсечь от себя, проросло в каждую клетку, вглубь самого его существа, и избавиться от этого, не разрушив себя полностью, Джек просто не мог. Он сполз с неё, будучи почти не в силах двигаться, его трясло. Если бы дверь не была заперта снаружи, Джек, скорее всего, опрометью, не оглядываясь, бросился прочь от того места, где только что совершил самый страшный поступок в своей жизни – насилие над женщиной, которую хотел оберегать и любить…
Кейт повернула голову – Джек лежал, отвернувшись от неё, рядом, так далеко и так близко одновременно. Ей казалось, что она слышит биение его сердца. Или это было её собственное?.. Тишина и боль стекали со стола тяжёлыми маслянистыми каплями.
Кейт смотрела на спину Джека – на синеватые линии татуировки, на проступающие под кожей бугорки позвоночника, на тонкую ниточку неровно зарубцевавшегося шрама. Три месяца назад, 22 сентября, в день их знакомства это была кровоточащая рана, а Джек впервые не поверил ей, усомнившись в том, что она способна была сбежать, отказав ему в помощи. Кейт понимала, что Джек не придал тогда этой фразе какого-то особого значения, но сказанное им заставило её взглянуть иначе на саму себя. И, может быть, отчасти определило, послужило толчком к тому, что происходило в её разуме и сердце в эти последние месяцы. Даже к тому, что было между нею и Сойером.
Постепенно всё стало ясным и чётким, словно перед ней зажегся свет.
- Джек, - позвала Кейт. – Ты меня слышишь?..
- Да, - глухо отозвался он.
- Я хочу… рассказать тебе…
Джек чуть шевельнулся, но не повернулся к ней, и Кейт, истолковав это как: «Давай, хотя я не вижу в этом смысла», продолжила:
- Моя мама… развелась с моим отцом, чтобы выйти замуж за человека, которого и человеком-то назвать было трудно… как мне казалось. Я смотрела на него и видела тупую самовлюблённую, вечно пьяную и распускающую руки скотину. И однажды я устала терпеть, устала видеть его рядом с мамой. И… сделала кое-что… освободила её. А она сказала мне…
Голос Кейт задрожал.
- Она сказала, что я лишила её самого дорогого. Что она любила его ЛЮБЫМ. Любила его, несмотря ни на что. Принимала таким, каким он был. Я пыталась понять, но не могла. Не могла… Джек, посмотри на меня, пожалуйста.
Мысли у Джека путались – зачем она говорит ему всё это, почему именно теперь, как она вообще может с ним разговаривать после того, что случилось?.. Но если бы Кейт сейчас взяла топор и велела ему вытянуть вперёд руки или положить голову на край стола, он безропотно сделал бы это.
Джек сел, пытаясь дрожащими руками застегнуть сползающие джинсы, чувствуя себя отвратительным и жалким, и зная, что заслужил всё, что она собиралась сказать ему. Он медленно повернулся и, взглянув на Кейт через плечо, через мгновение опустил глаза. Она сидела, обняв колени, как маленькая обиженная девочка, которой было некому пожаловаться, не у кого попросить защиты.
- Мама сказала мне тогда, - продолжала Кейт. – что когда-нибудь со мной может тоже произойти то же, что и с ней, что она желает мне найти такого человека, а потом потерять его. А потом добавила, что, скорее всего, чьей-то воли для этого не потребуется, я испорчу всё сама… Джек, что бы ни произошло, что бы я ни натворила, что бы тебе, а иногда даже мне самой не казалось… Таким человеком для меня стал ты. Весь ужас как раз в том, что идеальным мне тебя понимать и принимать гораздо труднее, чем… такого, как сейчас. Но тебе не нужно быть сволочью, чтобы я продолжала тебя любить…
Её голос снизился до шёпота.
- Потому что я приняла бы тебя любым, если бы…
У Кейт перехватило дыхание. У Джека потемнело в глазах. Две воли, два сердца, два чувства вины завибрировали в унисон. Ни он, ни она не запомнили, кто первым сделал шаг вперед, но это не имело значения. Джек целовал её шею, Кейт гладила его спину, и ничто на свете не могло быть более правильным и чистым. Семь кругов ада, пройденных ими, и то неизвестное их количество, которое пройти ещё предстояло, стоили секунды, когда их губы нашли друг друга, робко, едва касаясь, испытывая, лаская, становясь всё смелее, но оставаясь нежными. Остановившись примерно через тысячу лет, чтобы перевести дух, Кейт взглянула в глаза Джека – снова родные, тёплые и до сих пор виноватые. Он как всегда отчаянно нуждался в том, чтобы не оставалось никаких неясностей и недомолвок.
- Кейт, я… я был так…
- Тс-с… - Кейт прикоснулась пальцем к его губам. – Я не знаю, что будет с нами через два часа, не говоря уже о завтра или послезавтра. И сейчас я собираюсь в первый раз заняться любовью с любимым мужчиной и хочу сосредоточиться только на этом.
Джек медленно кивнул и прижал её к себе, шепотом повторяя: «Люблю тебя, люблю….»
- Неужели так же сильно, как я? – тихо сказала Кейт. Слова могли показаться легкомысленными, но она никогда не говорила ничего подобного более серьёзно.

Добавлено (29.07.2007, 21:20)
---------------------------------------------
Нежно покусывая его ухо, Кейт легко повела плечами, освобождая руки. Она проделала это так мягко и по-кошачьи изящно, что Джек мгновенно вспомнил о том, что в последние полчаса старательно пытался игнорировать – о том, что она полностью обнажена. Кейт хихикнула, услышав его прерывистый вздох, и поспешила закрепить эффект – выгнула спину, опираясь на его руки, а её ладони при этом спустились вниз по его животу и ухватились за пояс джинсов.
Джек целовал её грудь осторожно, едва касаясь сосков языком и губами, что возбуждало Кейт гораздо сильнее, чем могли бы это сделать более активные действия. Дрожь пробежала по её телу, она тихо ахнула, на мгновение отвлекшись от нащупывания его члена под джинсами. Однако она не собиралась останавливаться в этом начинании, и вскоре преодолела сопротивление тугой «молнии», и объект поиска оказался в её ладони. Эрекция был ещё не полной из-за неудобной позы и тесной одежды, но тем большее удовольствие получила Кейт, чувствуя, как учащается дыхание Джека, как набухает его член, когда её пальцы играют с его головкой. Руки Джека соскользнули вниз по её спине, сжимая ягодицы.
- Может, всё-таки снимешь штаны? – промурлыкала Кейт и, облизнув пальцы, продолжила ласкать его в самом чувствительном месте.
- Может, пойдём на диван? – задыхаясь, выговорил Джек.
- Этот полигон просторнее, - с улыбкой ответила она. – А ещё тут светло…
Джек вернул ей улыбку и не стал возражать, но чтобы он мог избавиться от одежды и обуви, им пришлось с сожалением разомкнуть объятия.
Кейт легла на бок, расслабленно вытянулась вдоль стола и, подперев голову рукой, наблюдала, как Джек раздевается. С удивлением она поймала себя на мысли о том, что хотела бы видеть, как этот мужчина раздевается, вернувшись домой после работы, хотела бы гладить ему рубашки, готовить то, что он любит и растить детей, похожих на него – темноглазых и упрямых. Когда-то, будучи замужней женщиной по имени Моника, она постоянно спрашивала себя – хочет ли она всего этого?.. Тогда ответ был «скорее да, чем нет». Теперь это было однозначное «да», но судьба, как всегда, посмеялась над ней. Если ей и Кевину было дано полгода счастливой совместной жизни, то с Джеком им, возможно, не было отпущено и нескольких часов.
Джек обернулся и замер, восхищенно глядя на Кейт. Мягкий свет ламп придавал её коже золотистый оттенок, а задумчивому взгляду – загадочность. Она была воплощением красоты и спокойствия, казавшихся неуместными в этой дикой ситуации.
- Сюжет для картины, - тихо сказал он.
- Ты тоже невероятно хорош собой, - улыбнулась она. – Иди же скорее сюда.
Он лёг рядом с ней, и весь окружающий мир за пределами зелёного прямоугольника просто перестал существовать. Были только свет, тепло и они.
Кейт знала, какими ловкими и осторожными могут быть сильные руки Джека, и каждая клетка её тела жалобно стонала, умоляя о прикосновении. Джек не заставил ждать себя ни секунды и ни на йоту не обманул её ожиданий.
Его чуткие пальцы ласкали, дразнили, исследовали - шею, грудь, живот, бёдра, колени… Всё это время он не прекращал целовать Кейт, лишь изредка прерываясь для того, чтобы назвать её по имени или позволить ей издать невнятный шепот удовольствия. Но вдруг он слегка отстранился и, дождавшись, когда её глаза сфокусируются на его лице, лукаво усмехнулся, копируя её недавний спектакль, облизнул свои пальцы и устремился к тому месту, которое до этого момента было неприкосновенным. Его пальцы ощутили её тепло и влажность, Кейт подалась вперёд, навстречу его руке, позволяя ему проникнуть внутрь, и буквально через несколько секунд Джек с удовлетворением почувствовал под ладонью горячую пульсацию и услышал, как она выкрикивает его имя.
Когда какой-то звук в реальном мире вытолкнул Кейт обратно в действительность, она обнаружила, что обнимает ногами поясницу мужчины, ощущая, как глубоко уже продвинулся в неё его возбуждённый член.
Джек не двигался, глядя на неё с неясной тревогой, и она, понимая, что сейчас он испуганно спросит, в порядке ли она, поспешила успокоить его поцелуем.
Её ноги крепче обхватили его тело, и тогда его бёдра пришли в движение. Дюйм за дюймом, толчок за толчком, медленно, плавно, заполняя её до предела и покидая почти полностью. Она ответила, прижимая его к себе, втягивая в себя.
Джек чувствовал себя пьяным от ощущений, источником которых была эта женщина. Его тело целиком попало во власть наслаждения, причина которого лежала в его объятиях и дарила ему нежность своей кожи, запах своих волос, тепло прикосновений, мягкость и влажность канала, по которому скользил его член. Окончания этого блаженства он просто не мог себе представить.
Кейт обнимала Джека за шею, постанывая и лепеча что-то бессвязное. Ритм его движений внезапно убыстрился, и её снова настигло ощущение взрыва, а затем – поднимающейся золотистой легкости, словно тело её стало невесомее воздуха. Собственный крик она услышала словно со стороны. Ей показалось, что Джек тоже вскрикнул, но она не была уверена, пока он не выскользнул из неё и, тяжело дыша, не откинулся навзничь. Но его рука осталась на её бедре, и его пальцы, скользкие от спермы, продолжали ласкать её. Кейт придвинулась ближе, прижимаясь щекой к его плечу и нежно поглаживая его грудь.
- Устал? – тихо спросила она.
- Нет, что ты.
- Ах, да, - Кейт приподнялась, чтобы заглянуть в его лицо, и прищурилась. – Мой герой невероятно силён и знает, что засыпать, едва покинув женское лоно, дурной тон.
Джек усмехнулся.
- Похоже, моя амазонка не нуждается в посткоитальных беседах? Какая жалость… А я только что хотел сказать, что ты была великолепна.
- Ну вот! – огорчилась Кейт. – Теперь не скажешь?
- Нет. Сберегу эти слова для менее эмансипированной особы.
- Это для блондинки?.. Да она как самка богомола - сожрёт тебя и не подавится!
- Интересное мнение, - сказал Джек, лениво потягиваясь. – У меня другое… Ай! Не кусайся!
- Неужели так больно? – невинно поинтересовалась Кейт, поглаживая красное пятнышко от укуса на его плече. – Когда ОНА возьмётся за дело, будет хуже. Я серьёзно.
- Есть, мэм, я запомню, - вздохнул Джек и, повернувшись на бок, притянул её к себе для поцелуя.
Кейт чувствовала, как он устал, как измучили его последние две недели, заполненные сожалениями, раздумьями, сомнениями, колебаниями, строящимися и рушащимися планами, болью, ревностью и страхом, и, зная Джека, могла предположить, что занятый всем этим, времени на отдых он практически не тратил.
- У тебя глаза слипаются, - тихо сказала она. – Поспи. Тебе нужно отдохнуть. Я никому не дам тебя в обиду, обещаю.
Джек порывался возразить, но Кейт быстро справилась с его вескими доводами – ни один из них не выдержал соперничества с нежным прикосновением её губ – Джек сдался.
Кейт смотрела, как он засыпает, трогательно, по-детски устроившись щекой на сгибе руки, и её память уколола её воспоминанием о другом мужчине, чьё стремление к задушевному разговору и признаниям она так же эффективно погасила поцелуями.
- Простишь ли ты мне когда-нибудь Сойера по-настоящему? – еле слышно прошептала она, будучи уверена, что Джек не услышит - его дыхание было ровным, медленным и глубоким – и вздрогнула, когда он отозвался.
- Какой Сойер? - сонно пробормотал он. - Мало ли что приснится. Мне тоже много чего снилось… Никого у тебя до меня не было, и у меня тоже…
Кейт благодарно вздохнула и прикоснулась губами к его лбу. Джек спал.
Конечно, всё было не так просто, нельзя было забывать, что в этом вопросе есть и третья заинтересованная сторона, но ей не хотелось сейчас думать об этом. Рассвет близился, их время истекало. Если бы можно было наглядеться впрок, напитаться прикосновениями… Кейт до сих пор ещё никогда не удавалось ощутить, что чувство к мужчине может быть таким полным и всеобъемлющим, и вот, когда ей вдруг это удалось, когда казалось, что всё худшее позади, они вместе, Джек любит её и знает, что она любит его – им вновь предстояло расстаться. Кто знает, что принесёт им завтра? Будет ли оно у них общим? И настанет ли это завтра вообще?
Закрыв глаза и прижавшись щекой к груди Джека, Кейт вся обратилась в слух. Убегающие минуты шуршали вокруг них, как песок в песочных часах. Она слышала дыхание и сердцебиение Джека, шелест листвы за окном, вялое жужжание мухи, уставшей биться в стекло… шаги за дверью.
Потом раздался глухой удар, словно кто-то, толкнувшись в запертую дверь, с досады ударил кулаком по косяку.
- Ну, надо же! Мне казалось, что я взял ключи! Должно быть, выронил где-то… Вот старый растяпа!
Кейт узнала голос Тома. Второй голос был женским, судя по всему, с Томом была именно «Снежная королева». Говорила она тихо, но тон её был недовольным.
- Том, мало того, что ты позволил себе такую самодеятельность, ты ещё и хотел скрыть это от всех. Неужели ты думал, что Бен ничего не узнает?..
- Ладно, Джулиет, успокойся, - примирительно загудел Том. – Возьми фонарь и помоги глупому старику исправить очередную оплошность. Пожалуйста.
«Снежная королева Джулиет» хмыкнула в ответ, и их шаги стали удаляться.
Кейт встрепенулась и осторожно потрясла Джека за плечо.
- Джек, просыпайся!
Он испуганно дёрнулся и сел, озираясь кругом и щурясь от света лампы.
- Том пришёл, толкнулся в дверь, чтобы предупредить нас, - пояснила Кейт. Сделал вид, что потерял ключи…
Она спрыгнула со стола и начала собирать разбросанную одежду.
- С ним была та блондинка, ругала его… Одевайся.
- Ругала? – переспросил Джек, забирая у неё свою одежду.
- Да, якобы он что-то сделал по своей инициативе, а Бен узнал об этом и изъявил недовольство.
- Это из-за того, что он устроил нам свидание, - тихо сказал Джек, натягивая джинсы. – Очевидно, планы Бена относительно нас были совсем другими. Понять бы, какими именно?..
- Что мы будем делать? – спросила Кейт, выныривая из воротника футболки.
- Не имею ни малейшего представления… - признался Джек. – Пытаться понять, возможно, торговаться с ним, бежать, если представится возможность…
- Тише!
Джек едва успел зашнуровать кроссовки и распрямиться, как замок щёлкнул, и в бильярдную вошли смущённый Том и непроницаемо спокойная Джулиет.
Великан остался стоять у двери, блокируя выход, Джулиет неторопливо прошлась по комнате, внимательно осматривая «место преступления»: покачала расшатанную сетку в оконной раме, странно улыбнулась, обходя рассыпанные по полу осколки объектива камеры. Остановившись у бильярдного стола, она провела рукой по зелёному сукну, на котором осталось несколько влажных пятен, потом бросила красноречивый взгляд в их сторону, отчего Кейт вдруг захотелось проверить, не надето ли на ней что-нибудь наизнанку. Её охватила злость – белобрысая мерзавка вела себя так, будто они с Джеком напроказившие школьники, а она – застигшая их на горячем директриса. Она бросила быстрый взгляд на Джека: он стоял, сложив руки на груди и слегка прикусив нижнюю губу, смотрел на Джулиет – и вдруг Кейт поняла, что он старается не рассмеяться! Она не знала, какую именно ассоциацию вызвало у него происходящее, но всё это явно его забавляло.
- Том, проводи доктора Шепарда, - наконец сказала Джулиет.
Том как-то неуверенно кивнул и посмотрел на них. Кейт не понимала, что было в этом взгляде. Сожаление? Сочувствие? Вина?
- Прости, Джек, теб



Just have a little patience...
 
ZORROДата: Воскресенье, 29.07.2007, 21:27 | Сообщение # 14
Видел(а) дымок
Группа: Администраторы
Сообщений: 53
Репутация: 1
Статус: Offline
happy Лучшая! Отвечаю!

 
DerekДата: Воскресенье, 29.07.2007, 21:34 | Сообщение # 15
Видел(а) дымок
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 3
Статус: Offline
Zorro, моя любимая из моих "сказок")))))


Just have a little patience...
 
Форум » Общий форум » Фан - арт » Сказки Derek (Фанфики)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Copyright MyCorp © 2006